В.П. Попов, И.В. Крайнюченко - Феномен эксплуатации

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн admin

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7444
Advertisement
В.П. Попов, И.В. Крайнюченко - Феномен эксплуатации

Под эксплуатацией будем понимать некомпенсированное присвоение части результатов чужого труда, части чужого ресурса. Покажем, что это явление происходит не только у людей, но и в любой живой природе. Феномен эксплуатации есть инвариант, приобретший некоторые особенности в обществе. Знание механизмов реализации этого инварианта поможет разобраться с проблемами человечества, создаваемыми эксплуатацией.

Труд – это любое преобразование среды обитания, в том числе присвоение чужого ресурса, с целью обеспечения жизнедеятельности живого существа. Для разумных существ трудом можно назвать процесс реализации решений. Для малоразумных существ – это процесс реализации автоматических навыков, полученных от биосферы. Живая система активно ищет, трудится, добывает, присваивает ресурсы. Добыча пищи без применения технических средств также есть труд (глубокая древность). Такое широкое обобщение позволяет проследить эволюцию труда и эксплуатации, выявить общие закономерности деятельности животных, людей и даже роботов.

Согласно определению растения трудятся, присваивают солнечную энергию и синтезируют белковые соединения. Животные трудятся, поедая растения и других животных. Органы животных являются естественными орудиями их труда (лапы, когти, зубы). У людей трудовая деятельность реализуется посредством орудий техносферы.

Любое существо в труде тесно взаимодействует с себе подобными или биосферой. Поэтому деятельность живого вещества всегда является коллективной (социальной). Например, стая волков взаимодействует не только с жертвой, но и с территорией, на которой осуществляется коллективная охота, и с пастухом, охраняющим стаю овец. Для человечества только коллективный труд является механизмом выживания и становления. Разделение труда подразумевает, что каждый не только производит, но и присваивает часть труда коллектива. Например, капиталист эксплуатирует не только индивидуального работника, но и весь коллектив, вместе с технической инфраструктурой.

Основной коллективизм человечества состоит в эксплуатации труда предков, заключённого в машинах, зданиях и технологиях. Земля – это аккумулятор достижений биосферы. Однако, это не частный капитал и не коллективная собственность работников конкретного предприятия. Это коллективный капитал всего общества. Аналогично, залежи минералов, земля, водоёмы являются коллективной собственностью живого вещества, а не только человечества. Технологически невозможно эксплуатировать биосферный капитал всем человечеством, поэтому его эксплуатируют коллективы работников и собственников.

Любая деятельность требует затрат энергии, которую необходимо пополнять (плата за труд). Плату (компенсацию) за труд биота получает натуральными продуктами (части организмов, белки, жиры, углеводы, минералы, свет). Голод стимулирует поиск пищи, а чувство насыщения «выключает» этот интерес. Работает отрицательная обратная связь, поддерживающая систему в оптимальном состоянии. Сложился естественный уровень эксплуатации, позволяющий изымать около 10% чужого ресурса.

Взаимодействие в системе подразумевает пользу для всех элементов. Травоядные, присваивая биомассу растений, способствуют их размножению, распространяя семена будущих растений. Хищники, присваивая биомассу, улучшают генофонд животных, выбраковывая слабых и больных, тренируют их адаптивные способности, совершенствуя системы выживания.

Растения, развиваясь на песчаном субстрате, постепенно превращают его в почву. Трофические цепи превращают простые формы материи в более сложные, повышают упорядоченность, создавая концентрированные залежи минералов, насыщая атмосферу кислородом. Эти примеры разрушают миф о том, что живое вещество способствует росту энтропии (беспорядка) окружающей среды. Из прошлого в будущее транслируется вещество, энергия, информация. Вещество и энергия циркулируют в замкнутых циклах, но каждый новый цикл более организован, пополняется новым содержанием (информацией). Биосфера повышает устойчивость, непрерывно развивается по линии цефализации (развитие разума) [1]. Таким образом, живое вещество пользуется ресурсом биогеосферы, накопленным в прошлом, эксплуатирует его, чтобы создать ресурс для будущего. Экономика биосферы есть бартер, протекающий в потоке времени.

Эксплуатация в природе является нормальным процессом. Прошлая биосфера безвозмездно отдаёт (неважно каким способом) свои накопленные ресурсы современной биоте, которая своим существованием (трудом) накапливает новые ресурсы и передаёт следующей биосфере. Осуществляется «эстафетная эксплуатация».

Гены вымерших видов продолжают своё функционирование в современных существах. Генетическая память передаётся и накапливается из поколений в поколения, от вида к виду, не требуя за это «оплаты». Как известно, животные не опекают старых родителей, ибо те редко доживают до глубокой старости, кроме того, их индивидуальный опыт не имеет такого значения, как у людей. Ещё раз подчеркнём, что в медленных биосферных процессах плата за труд достаётся не тем, у кого изымается ресурс, а их потомкам, т.е. будущему. Итак, смысл существования жизни не в возврате долгов за эксплуатируемый ресурс, а в продолжение процесса развития Вселенной. Для биоты безвозмездное пользование ресурсами - явление нормальное.

В человеческом обществе происходят схожие процессы, т.к. поток времени не остановить. Но интервалы между стадиями обмена часто настолько малы, что на них не обращают внимания, поэтому создаётся иллюзия, что человек требует компенсацию за свой труд сразу, для себя. Социально-экономические процессы в общества по скорости на порядки превышают обменные процессы в биосфере, поэтому эксплуатация человеческого труда имеет свои особенности, но эстафетная эксплуатация присутствует. Если, например, человек совершивший работу умрёт, то в этом случае оплата достается потомкам (будущему). В любом случае человек, сделавший работу, успевает постареть до момента получения зарплаты.

Но и в обществе существуют процессы эксплуатации по длительности соизмеримые с биосферными. Биогеосферный потенциал (капитал) накапливался миллиарды лет. В обществе особым капиталом является социальная информация, накопленная плеядой предков всех времён и народов. Наследуемый капитал позволяет эксплуатировать прошлое. Этот информационный ресурс (капитал) называют «системной памятью» [2]. Его информационная ёмкость на порядки превышает то, что создаётся живущим поколением. Этот капитал достаётся потомкам бесплатно. Учителя не продают знания предков, они лишь получают гонорар за свой труд, за ретрансляцию.

Итак, люди и животные присваивают территориальные ресурсы, биосферный капитал. Конкретная популяция эксплуатирует свой биотоп, защищая его от конкурентов. Таким образом, эксплуатация потенциала биогеосферы является природным инвариантом. Символической платой за такую эксплуатацию является труд, вложенный в продолжение общего дела. Допустим, некоторый народ создаёт систему жизнеобеспечения и безопасности. Следующее поколение продолжает укреплять достижения, созданные предками. Достигнутый результат удовлетворяет желания, как предков, так и потомков. Никому не придёт в голову идея требовать от потомков плату за труд предков.

Обменные процессы (эксплуатация) в обществе и биосфере отличаются. В биосфере регулятором обменных процессов является инстинкт самосохранения. Живое вещество в обменных процессах «торгует» собственным телом. Это не только отношения хищник-жертва, но и круговорот химических элементов. Например, концентрирование полезных минералов в определённых участках земной коры является результатом смерти миллиардов организмов.

Потребности животных ограничиваются параметрами его тела, чувством голода и инстинктом самосохранения. В естественных условиях, как правило, избытка ресурсов не существует, поэтому природа не создала «тормозов» на избыточное потребление. Инстинкт самосохранения защищает только собственный организм.

Некоторые социальные механизмы, прекрасно работающие в биоте, перенесённые в человеческое общество создают дисгармонию. Люди, как и животные, передают свои гены потомкам и заботятся о стариках (носителях полезной информации), ибо накопление информации является основой существования человечества. Являясь хищником высшего порядка, человек добывает не только пищу, но и множество других биологических и минеральных ресурсов для создания инфраструктуры. У людей появилось много новых потребностей, которых не было у животных и на которые отсутствуют естественные ограничители.

В отличие от биоты, в экономических процессах люди уже не расплачиваются своим телом (не едят друг друга), а используют продуктами техносферы («искусственное тело») и биосферы. Техносфера породила производственные отношения, собственность, возможность избыточного производства, торговлю и пр. Предметы экономического обмена изымаются из природы (не моё). Поэтому инстинкт самосохранения на них не распространяется и не предотвращает разрушение среды обитания. Поэтому человек не имеет естественных тормозов на рост потребления.

Появление денег создало неограниченные возможности для накопления (не портятся и компактные). Сколько бы человек не имел благ, адаптация притупляет чувство удовольствия и требуется новый стимулятор. Если инстинктивные регуляторы в социотехносфере не работают, то для поддержания биологического равновесия необходимо создание разумных регуляторов обменных потоков.

Эгоистически эксплуатировать системную память удаётся потому, что общество не понимает, что это общественная собственность, а капиталисту это выгодно. Если он её расходует на приращение системной памяти, на развитие производства, создание рабочих мест, способствует ноосферному прогрессу, то это не противоречит естественным инвариантам развития. Если он её «проедает», то общественное мнение интуитивно оценивает роскошь, как негативное явление, хотя при этом может и завидовать (животная программа).

Земельная рента также не имеет аналогов в биосфере. Если биоценоз эксплуатирует свою территорию, он повышает уровень её организации, но никогда не сдаёт в аренду. Если биота эксплуатирует территорию с регрессивным результатом, то она наказывает, прежде всего, себя. Человек может облагораживать или (чаще) истощать территорию. Например, пустыня Сахара образовалась в результате избыточного выпаса скота древними людьми. Если люди сдают землю в аренду, не задумываясь об её истощении, то за что они получают деньги? Как видим, собственность на землю и другие минеральные ресурсы у людей осуществляется в извращённом виде.

Желание безостановочно увеличивать потребление создаёт эффект положительной обратной связи. Система потребления, подхлёстываемая  конкуренцией, идёт «вразнос». Остановка возможна только при исчерпании ресурсов. Именно эту ситуацию игнорируют экономические теории, обещая наполнить «бездонную бочку» инстинкта потребления. Человек – универсальный потребитель не может остановиться, пока не исчерпает ресурсы полностью. Но экономисты утверждают аксиому неистощимости ресурсов. Экспансивность живого вещества в извращённом виде привела к тому, что капиталисты стремятся превратить в эксплуатируемый капитал все планетарные ресурсы.

Излагаемый здесь материал будет вызывать отторжение у большинства «потребителей», которые даже цели развития формулируют через парадигму, звучащую следующим образом [4]: «Жить лучше в действительности – поддерживать и увеличивать здоровье и жизненный комфорт, адаптироваться к изменяющимся условиям и благоприятно реализовывать свою биологическую программу (взросление, развитие задатков и соответствующих устремлений, обретение семьи и т. д.)». Это заявление мотивировано генетическими мироощущениями потребителя. Если говорить о лучшей жизни, то для каких слоёв общества, и для какого временного интервала? Можно чувствовать себя комфортно, доедая последние пищевые запасы, на фоне надвигающегося голода (пир во время чумы). Иными словами лучшая политика и экономика не та, что позволяет утопать в роскоши, а та, что обеспечивает длительное развитие. А цель развития есть повышение разумности живого вещества [1, 3].

Главной проблемой общества является стремление к неограниченному потреблению, ведущему к катастрофе. Врождённые инстинкты эту проблему не решают, следовательно, нужен разум и воспитание. Разум породил техносферу и все её следствия, поэтому разум должен устранить и возникшую дисгармонию. Эта задача стоит перед политиками и экономистами. Политические системы со справедливым распределением результатов труда ни разу не состоялись в тысячелетней человеческой истории, ибо не выработаны количественные  критерии количества и цены труда.

Распределение доходов между хозяином и наёмными рабочими является предметом классовых сражений. Капиталист желает заплатить меньше, а работник стремится получить больше. Решение этой проблемы сопряжено с борьбой интересов, поэтому политизировано.

Сформулированная парадигма неожиданно породила другую проблему. Машины, автоматы и технологии входят в основной капитал. Информация, зашитая в основном капитале, являются заслугой прошлых поколений. Прибавочный продукт является результатом «перекачки» части атрибутивной информации предприятия в готовый продукт. Он складывается из продукта создаваемого живым трудом и продукта создаваемого информацией, «зашитой» в постоянном капитале. На современных предприятиях основной прибавочный продукт формируется постоянным капиталом. Живой труд вливается в прибавочный продукт в меньшем количестве. Таким образом, возникает задача разграничения достижений предков и современников

В нашей работе [6] предлагается решение проблемы справедливой оплаты труда. Краткое изложение её решения сводится к следующему. Новый продукт на выходе производства отличается формой и структурой, следовательно, в нём содержится новая атрибутивная информация, то есть, имеется прибыль новой, полезной информации. На вход производства поступает, например, глина, а на выходе имеем кувшин. «Кувшин формируется из глины по мере того, как информация образа кувшина переписывается через руки гончара в глину. Процесс передачи информации по каналу связи и запись ее в материальный носитель информации – это и есть труд» [7]. Итак, товар - это новая атрибутивная информация (атрибут вещества). Потому капиталисту выгодно измерять труд не в единицах информации, а в деньгах.

В 1965 году академик А.Н. Колмогоров [8] предложил определять относительное количество информации как минимальную длину программы некоторой универсальной машины Тьюринга, позволяющей однозначно преобразовывать один объект в другой, то есть определять разность количества информации между одной и другой последовательностью бит. Чем больше различаются объекты, тем длиннее алгоритм перехода от одного к другому, тем больше разность количества информации. Современные компьютерные технологии и методы имитационного моделирования позволяют создавать динамические и статические модели объектов. Можно создать статическую модель и сырья, и готовой продукции. После создания моделей можно просчитать количество информации в них. Аналогично можно определить количество созданной информации на рабочем месте конкретным работником. Такой подход может исключить волюнтаризм при оценке количества труда. Таким образом, можно рассчитать количество информации созданной живым трудом и механизированными технологиями. Долю прибыли, созданной механизированными технологиями, должен получать собственник этих технологий за свою организаторскую, управленческую деятельность. Другая часть должна распределяться между работниками данного производства и фондами социального накопления. Информационная экономика открывает путь к обществу справедливой оплаты труда. Однако реформы могут быть не выгодными для собственников.

Ньютону или Галилею заплатить за созданную ими информацию (системную память) невозможно, но можно рассчитывать справедливую оплату труда для современников, но не все предки уже мертвы. Есть предки – пенсионеры, которые могли бы получать дивиденды за эксплуатацию их прошлого труда. Они являются частичными собственниками системной памяти. Их капиталом является информация, созданная в процессе предшествующей трудовой деятельности. Такую идею развивает В. Ф. Педоренко [5]. Однако это идея противоречит закономерностям, изложенным выше. Предки не должны получать гонорар за свой прошлый труд. По законам природы они должны утешаться мыслью, что потомки продолжают их линию жизни.

Исходя из возможности перенимать опыт «мудрой» биосферы, можно сформулировать следующие рекомендации.
В естественных условиях, как правило, избытка ресурсов не существует, поэтому природа не создала «тормозов» на избыточное потребление.
Живое вещество пользуется ресурсом прошлой биогеосферы, безвозмездно эксплуатирует его, чтобы создать ресурс для будущего.
В обществе общественная собственность (системная память) эксплуатируется эгоистически.
Стремление к неограниченному потреблению ведёт к катастрофе. Врождённые инстинкты эту проблему не решают, следовательно, необходим разумный (научно обоснованный) механизм, регулирующий потребление.
Эксплуатация природы должна не истощать, а умножать потенциал биосферы.



Литература

Тейяр де Шарден. Феномен человека. М.: Наука. 1987.
Гринченко С.Н. Системная память живого. – М.: Мир. 2004.
Попов В.П. Инварианты нелинейного мира. - Пятигорск. Издательство технологический университет. 2005.
Васильев А. Какая «экономика» лучше? Та, при которой лучше живётся! К «философии экономики» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16461, 02.04.2011.
Педоренко В.Ф., Педоренко Р.А. «Твоя судьба» (Как разорвать «заколдованный круг бюрократизма), 1996 г., Изд. Дом «Прибой»; (www.v-pedoremko.narod.ru/).
Попов В.П., Крайнюченко И.В. Миражи постсовременности. – Пятигорск. ИНЭУ. 2010.
Луценко Е.В. Автоматизированный системно-когнитивный анализ в управлении активными объектами. Краснодар. Кубанский аграрный университет. 2002.
Колмогоров А.Н. Теория информации и теория алгоритмов. М.: Наука, 1987.