ТАЙНЫ И ТРАГЕДИИ ПАРАФИЗИКИ

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн admin

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7444
Advertisement
ТАЙНЫ И ТРАГЕДИИ ПАРАФИЗИКИ
(статья из "Литературной газеты" 2003г, Љ28)



www.lgz.ru/a...osy/12_1.htm

Сегодня наш собеседник Александр Иванович СОЛОДИН – член-корреспондент Российской академии естественных наук, доктор физико-математических наук (не ВАК), кандидат философских наук, руководитель разработки технологий в области психофизических воздействий на различные объекты и процессы реальности.

– Александр Иванович, давайте проясним картину появления в России энтузиастов психофизического воздействия человека на окружающую реальность? Тем более, как признают и наши, и иностранные эксперты, на сегодняшний день российские разработчики психофизических технологий оторвались от зарубежных на десять–пятнадцать лет.
 – В Россию эта отрасль исследований пришла из Европы. Там никогда не прекращались исследования возможности человека парафизическими силами влиять на объекты окружающего мира и других людей. По-своему этим активно занимались средневековые алхимики. XIX век породил массовый интерес к исследованию возможностей, которые не укладывались в жёсткие рамки механистического естествознания тех лет. К сожалению, среди таких исследователей доминировала оккультная идеология, на вершине которой оказалась наша соотечественница Е. Блаватская. В Советской России в первые годы после революции появились такие исследователи, как В. Бехтерев, Б. Кажинский и другие, которые на новом материалистическом мировоззрении занялись вечными проблемами. Основатель космобиологии Александр Чижевский математически доказал тогда, что эпидемия тифа связана с солнечной активностью, и выдвинул гипотезу о возможности перерождения нормальных бактерий в патологические, в тифозные, под действием повышенной солнечной активности. Чижевский, как известно, был репрессирован. А европейским центром парафизических исследований стала Германия.
 В середине 60-х годов ХХ века учёные из стран соцлагеря вернулись к изучению парафизических явлений. Первый толчок дали широкие обсуждения и в Чехословакии, и за её пределами генераторов Павлиты, которые якобы могли аккумулировать и передавать биоэнергетику от любого живого существа и от человека. В СССР временем подлинного ренессанса интереса учёных к парафизике был, как ни странно, 1983 год, когда Ю. Андропов разрешил изучение подобного рода явлений в закрытых учреждениях. Понятно, с ссылкой на то, что американцы стали проявлять серьёзный интерес к этой теме. В Союзе были созданы группы, разрабатывавшие эту тематику профессионально в закрытых институтах ВПК. Позже было образовано МПО «Волна», которое объединило различные группы исследователей, занимавшихся этой темой на более свободных условиях, не в «ящиках».
 В первой волне энтузиастов был
 Г. Сергеев, академик В. Казначеев из Сибирского отделения Академии наук и другие. Потом появился А. Деев. Его пригласил к себе академик В. Казначеев, и они исследовали «ПИД эффект» – перенос информационного действия. Тогда в условиях лабораторного опыта обнаружилось, что можно влиять на большой дистанции на различные объекты. Практическая успешность этих работ повлияла на многих, были успехи и при работе с большими массами вещества. Стало развиваться приборное, генераторное направление в исследовании возможностей парафизического воздействия на различные объекты и среды.
 Полученными результатами заинтересовались военные, была открыта для финансирования тема поиска новых видов связи и дистанционного действия новыми (парафизическими) полями, которые невозможно было обнаружить. В конце 80-х к этой работе присоединились новые группы исследователей. Все они уже работали с генераторами, пытаясь воздействовать иногда на большие объёмы вещества.
 Возникли проблемы. Как научно объяснить успешные практические и лабораторные результаты, которые иногда опровергали традиционные представления? Как выйти на стабильность получаемых результатов парафизических воздействий? Как получить практически значимые, готовые к массовому внедрению технологии? Увы, попытки ответить на эти вопросы порождали трагикомические заключения. Философской базы не было, и этот пробел компенсировался всё той же Блаватской, Рерихами… И иными самыми фантастическими «теориями» и «научными» концепциями. Так, свою философию А.Е. Акимов, наиболее известный из руководителей групп, использующих генераторы нетрадиционных типов полей (парафизических), отождествлял с теософией Блаватской. Опора на Блаватскую была для него необходимой, поскольку его теория «торсионных» полей, которая должна была объяснить физикам возможность неклассических физических полей, никак не объясняла реальные опытные данные по использованию генераторов самого различного устройства. В этих генераторах более важным, чем роль самого генератора, часто, как выяснялось, играл человек-оператор. И конечно, никакие «торсионные» поля не объясняли возможность воздействовать на человека на произвольной дистанции посредством облучения генератором его фотографии...
 Ещё «веселее» была «концепция»
 А. Деева, который делал свои приборы, как он считал, из обломков космических кораблей пришельцев и полагал себя «резидентом цивилизации Ориона на планете Земля». Всю жизнь он боролся с тайными представителями других цивилизаций среди землян, которых называл «космическими недоносками»… В Таллине пытались отрыть летающую тарелку цивилизации Орион, которая будто бы попала туда «во время последней великой войны космических цивилизаций за передел планеты Земля…» Война эта относилась к временам Ивана Грозного. Про эту войну мне рассказал сам Деев, а заодно поведал, что он вместе с другими агентами из созвездия Орион (их на Земле 40 тысяч) втайне управляет землянами. Настой абсурда и реальности в его сознании всё крепчал. Деев не был сумасшедшим, он был фанатиком этой крайне опасной идеи. Взаимодействие с ним было бессмысленным, да и опасным.
 Увы, это была характерная черта, быть может, большинства других исследователей парафизических явлений.
 Мне повезло. Я вошёл в среду этих исследователей, имея хорошую математическую подготовку, которая позволяла мне оценить теоретические «художества» моих коллег. И, что ещё важней, я был профессиональным философом, и «мировоззренческий цирк» окружающих меня исследователей развлекал, но не захватывал.
 Говоря откровенно, приверженность оккультным идеям подавляющего большинства исследователей парафизического не есть только наша отечественная особенность. То же было характерно и для германских исследователей 30-х годов. Технооккультизм правил бал и там, и здесь. Вырываясь за пределы доминирующих в обществе мировоззренческих доктрин, исследователи попадают в поле действия доктрин теневых, неофициальных. Сил разума на преодоление этого нового догмата, этой новой зависимости, видимо, уже не хватает...
 – В этой области были и есть как свои герои, так и антигерои?..
 – Действительно, трагедия исследователей парафизических парадоксов не сводится только к невероятным трансформациям и искривлениям их мировоззрения. Трагично ещё и то, что воздействие их генераторов действовало в первую очередь на их собственную гормональную систему. Умерли относительно молодыми и А. Деев, и Н. Федоренко, и А. Охатрин… Умер А. Беридзе-Стаховский, который испытывал свои генераторы на себе… Умерли многие другие исследователи этого круга. Наиболее распространённым среди них было заболевание поджелудочной железы.
 Конечно, были не только такие исследователи-энтузиасты, сжигавшие себя, но получавшиие фантастические результаты. Были в этой сфере и имитаторы, а то и откровенные проходимцы. Одним из таких был В. Ленский, болтун и мистификатор, годами трещавший на всех перекрёстках о своих многополярных генераторах и о своём многополярном мышлении. Он разослал сообщения о своём величии во все мыслимые инстанции, и в первую очередь в КГБ. Естественно, на бумаге его генераторы творили чудеса. Когда пришло время реально демонстрировать их возможности в реальности, этому болтуну пришлось срочно выезжать в Прибалтику и прятаться там несколько лет, пока развал Союза не позволил ему вновь появляться в России.
 И всё-таки оплаченные трудами, а то и жизнями результаты подлинных исследователей убеждают в наличии феномена парафизического воздействия, в том числе и бесконтактного, на различные объекты и среды.
 – Как вы пришли в эту область знаний, далёкую от вашей специальности?
 – Прежде всего надо вспомнить, что собой представляла атмосфера последних лет жизни СССР и первого десятилетия нового буржуазного века России. Многие тогда в конце 80-х обратились к тайному, потустороннему. К тому, что было ЗА ГРАНЬЮ обычного, изведанного. Как будто свежий ветер ворвался в затхлую атмосферу «единственно верного учения». Мало кто догадывался тогда, что этот ветер лишь предвестник бури, разрывающей лёгкие…
 Как только Горбачёв объявил о переменах, мы создали свой Научно-технический центр – негосударственное предприятие. В то время в СССР существовало только два таких центра: Краснопресненский, в Москве, и наш, в Тюмени. Мы к этому времени уже были знакомы с интересными нам исследователями, которые искали принципиально новые технологические пути развития.
 – Насколько я знаю, вас поддержали тогда промышленники?
 – Да, в Тюмени нас поддержал Валерий Исаакович Грайфер, человек незаурядный по интеллекту и положению. Он был заместителем председателя Госплана СССР, затем руководил Главтюменьнефтегазом, который тогда давал большую часть экспортной нефти страны. Это была фигура! Он выделил средства на проведение экспериментальных работ по нефтяной тематике с использованием новейших технологий. Мы пригласили А. Деева, провели работы и в лабораториях НИИ и непосредственно на нефтедобывающих предприятиях. Полученные результаты были невероятными, хотя и не всегда воспроизводимыми.
 – Речь шла о решении важнейшей задачи, связанной с вязкостью нефти. В условиях нашего Севера, когда в морозы добытую нефть невозможно перекачать, например в танкер или в цистерну железной дороги, появлялась возможность сделать это... Задача была государственного масштаба! И Грайфер это понимал.
 – Мы подписали все акты, получили большие по тем временам деньги. Оплатили всем участникам работу. Не как предписывалось по сеткам труда и зарплаты. За две недели работы люди получили годовые зарплаты высокооплачиваемых инженеров. Как только мы это сделали, на нас начали «давить». Суть претензий сводилась к недопустимости «странных» технологий, по форме нас обвиняли в финансовых нарушениях. Нам посоветовали центр закрыть. Мы ссылались на Горбачёва, а нам отвечали: Горбачёв в Москве, а у нас здесь свои финансовые инструкции. Нам поставили ультиматум: или заканчивайте со «странными» технологиями, или закрывайтесь. Мы выбрали второе. Я оставил преподавание философии в Тюменском университете и отправился в Таллин продолжать наше дело. Хотел разобраться в возможностях странных технологий. В Таллине я с помощью второго секретаря компартии Эстонии открыл научно-технический кооператив… Летом 1988 года мы начали научно-исследовательские работы по нефти и получили интересные результаты, показавшие возможность, используя парафизические воздействия (в отчёте мы писали о пси-излучении), менять вязкость нефти. А также модифицировать схему жизнедеятельности ряда микроорганизмов, в том числе и нефтеокисляющих…
 – Давайте поясним, что разработки такой технологии, превращающей обычные бактерии в нефтеокисляющие, особенно важны сегодня, когда за проблемы экологии наконец взялись не только национальные, но и международные организации. Ваш прибор воздействовал на обычные бактерии, превращал их в окисляющие, и – разлитая по земле или по воде нефть исчезала. После этого эти бактерии снова становились обычными бактериями.
 – В 1991 году нам предложили сделать работу по тестовой для того времени тематике. Нам предложили по фотографиям крыс, которые находились в 200 километрах от Москвы, значимо модифицировать их поведение и состояние. Работа проводилась на базе Института фармакологии Академии медицинских наук. Результат был положительным, опыт был повторён с тем же итогом. Положительное заключение по возможности дистанционного действия на крыс по фотографии объекта подписал директор Института фармакологии.
 К этому времени у меня сложилась новая система организации работ, использующих парафизическое воздействие. Свой подход мы назвали психофизическими технологиями. Мы в отличие от подавляющего большинства технологов-парафизиков указали на бинарность природы любой аппаратной реализации парафизических воздействий. А именно – на определяющее значение специально подготовленного оператора в его связке с парафизическим генератором.
 Я опубликовал статью о нашем подходе в модном тогда журнале «Наука и религия» (‹ 7, 1991). Статья называлась «Психофизические технологии будущего не обойдутся без человека». Она произвела сильный эффект. С тех пор мы провели сотни эффективных работ в условиях лабораторных проверок в ведущих НИИ, внедряли наши технологии на крупных предприятиях. Работали в Болгарии, Венгрии, Германии, Англии, Австралии. Везде наша работа была эффективной. Мы сегодня одна из лучших групп в мире, работающих в области масштабного промышленного парафизического воздействия..
 – Что вы считаете своим главным достижением?
 – Сначала я хочу акцентировать ваше внимание на том, что проблема заключается не в поиске отдельных, феноменальных возможностей человека и других существ оказывать парафизическое воздействие на окружающий мир. Меня интересует совсем иное – способ и природа формирования мира «по горизонтали» и «снизу вверх». Я убеждён, что это – всеобщее свойство всех реальных существ.
 – Этот подход прямо противоположен представлениям о творении мира Богом?
 – Такая мысль возникает вполне закономерно. Но, уверяю вас, концепция божественного творения мира имеет достаточные теоретические ресурсы, чтобы спокойно воспринимать и теории «большого взрыва», и эволюцию по Дарвину, и любые теории, ориентированные на естественно-научные исследования. Дарвин, кстати, был добропорядочным христианином, ему и в голову не приходило противопоставлять происхождение человека от обезьяны библейской истории о создании Адама. Так что нам надо заботиться о научной состоятельности и прагматической ценности нашего подхода, а богословы позаботятся о его согласовании со Священным Писанием, если это вообще понадобится. Богу богово, кесарю кесарево, а слесарю слесарево.
 А теперь о том, что мы считаем главным достижением. Мы из тех, кто незаметно формирует завтрашний облик науки и технологий. Главной нашей заслугой, думаю, является то, что мы заставили всерьёз обратить внимание на принципиально иные – с точки зрения нормальной науки! – парафизические способы изменения различных объектов и сред. Мы добились высокой воспроизводимости положительных результатов в наших лабораторных и промышленных работах, возможности модифицировать свойства больших – до 100 000 тонн! – масс вещества на промышленных объектах. На промышленных предприятиях наши технологии работают многие годы. Мы добились высокой защищённости наших операторов и построили оригинальную ментальную систему, которая позволяет нам общаться и с практиками, и с наукой, и с философами.
 Наша мировоззренческая база радикально отлична от оккультизма, дружественна положениям традиционных религий, поэтому мы оптимистично смотрим в собственное будущее.
 Что же касается широко распространённых технооккультных подходов, то следующие им исследователи будут барахтаться в своих не выводимых на уровень промышленных внедрений парафизических работах, пока не сменят идеологию…

Подготовил Владимир ВЕСЕНСКИЙ